Эпидемия не закончилась

Если вы не видите логики в полной отмене карантина, мы поможем ее найти

Когда в России в день прибавлялось 9,6 тыс. заболевших, людей били дубинками за то, что они, гуляя с собакой, отошли на 101 метр от дома. При этом 8 июня, когда за день прибавилось 9 тыс. заболевших, москвичам разрешили абсолютно все. Карантин полностью снимается в городе, где даже по официальной статистике прямо сейчас все еще болеют 100 тыс. человек. Если вы не видите логики, то мы поможем ее найти.

В Москве все еще достаточно зараженных, чтобы эпидемия началась с новой силой

Кто-то скажет, что в Москве победили вирус и заражения «ушли в регионы», но это не совсем так — 8 июня в городе прибавилось 2 тыс. заболевших — почти 40% от пиковых значений начала мая. Даже если верить официальной статистике, эпидемия идет на спад, но до полной победы, мягко говоря, далеко.

Но сначала давайте ответим на вопрос: если карантин (который мэрия и президент называли «режимом самоизоляции») был объявлен почти два с половиной месяца назад, почему ежедневное число новых заражений все еще держится на пиковых значениях? Почему не получилось свести прирост к нулю, как это удалось сделать за два месяца карантина в Австрии, Германии, Франции, Италии и Южной Корее?

Ответ простой: потому что не было выполнено ни одно из трех необходимых условий.

Чтобы остановить эпидемию, необходимы три составляющих:

  • Социальное дистанцирование, то есть работающий карантин
  • Тестирование и отслеживание контактов
  • Меры индивидуальной защиты в ситуациях, когда невозможно избежать взаимодействия

«Дырявый» карантин

Первая задача «карантина» — ликвидировать ситуации «суперраспространения». Поэтому первым делом вы закрываете рестораны, бары и клубы, прекращаете религиозные службы, отменяете концерты и спортивные события. Именно в местах, где тысячи людей находятся вплотную друг к другу, разговаривают, поют или кричат, начинаются вспышки эпидемии. Как это произошло с «Пациентом 31» из Южной Кореи — 61-летней женщиной из религиозной общины, которая посетила несколько служб и заразила 1,2 тыс. человек. Или с матчем на стадионе Сан-Сиро в Италии, который привел к вспышке в Бергамо.

В Москве продолжал функционировать транспорт, в котором может происходить суперраспространение — это метро, где даже на пике карантина выстраивались огромные очереди, а в час-пик люди продолжали ездить в набитых вагонах. Вагон метро — это закрытое пространство, в котором вплотную друг к другу находятся 250-300 человек, а аэрозоль от их дыхания может долго висеть в воздухе.

Мэрия могла бы предпринять усилия, чтобы разгрузить подземку, но городские чиновники поступили ровно наоборот — они ввели пропускную систему и сильно ограничили пользование личным автотранспортом, который полностью безопасен. И запретили каршеринг, хотя через контактный способ заражается существенно меньше, чем респираторным путем — по разным оценкам от 6 до 10%. И эта вероятность снижается практически до нуля, если водитель перед тем, как сесть за руль, протирает руль и другие поверхности спиртом или перекисью водорода.

В Москве запретили безопасные прогулки в парках, но при этом на протяжении всего «режима самоизоляции» были открыты тесные магазины, в которых никак не контролировалось число покупателей. А масочный режим городские чиновники ввели только под конец «самоизоляции». В результате люди стояли в плотных очередях и заражали друг друга.

В Италии, Германии, Израиле и других странах во время карантина внутрь магазинов пускали очень мало людей. В китайском Ухане выкладывали пакеты с продуктовыми наборами на землю около магазинов. Это только на первый взгляд выглядит драконовской мерой, но у нее есть железная логика. Согласно японскому исследованию, вероятность заразиться в помещении в 19 раз выше, чем на улице. Виновата низкая циркуляция воздушных потоков.

Еще один механизм распространения — отсутствие СИЗов у медиков. Не только у врачей коронавирусных стационаров, но и у обычных бригад скорой помощи. Незащищенные врачи перезаражали большое количество пациентов поликлиник и больниц.

Свой вклад внесли и полицейские, хватавшие людей, отошедших от дома дальше, чем на 100 метров и отвозившие их в тесные отделения полиции.

Тем не менее, по результатам весны мы бы не стали кидать слишком много камней в Сергея Собянина и его команду, даже несмотря на те самые очереди в метро и перегибы с «цифровым концлагерем». Если бы не мэр Москвы, то Путин не стал бы вводить карантин, провел голосование по поправками 22 апреля, и мы бы получили совершенно иной масштаб эпидемии.

Неработающие тесты

Вторая причина, почему Россия упустила эпидемию — это неработающие тесты. В сети множество историй о том, как явно болеющие люди с тяжелейшей двусторонней вирусной пневмонией делали по пять тестов и все они оказывались ложноотрицательным.

Причина — монополизм Роспотребнадзора, который отказался закупить иностранные системы и допустить на рынок частные российские лаборатории, и на первом этапе разрешил проводить тесты только своей «дочке» — новосибирскому «Вектору». Люди ждали тесты по несколько дней, а почти половина из них были ошибочными.

В результате Минздрав и возглавлявший федеральный штаб Собянин фактически публично признали недееспособность Роспотребнадзора и полную непригодность тестов «Вектора».

Covid-19 в России стали диагностировать по КТ, а больных обычной пневмонией стали помещать в коронавирусные стационары.

Это привело к тому, что диагностика осуществлялась на очень поздней стадии, когда больной уже успел заразить множество людей, и к тому, что люди, болеющие обычной пневмонией, были заражены коронавирусом в больницах.

SARS CoV-2 распространяется бессимптомниками, поэтому необходимо массовое проактивное тестирование внешне здоровых людей в очагах заражения. Результаты этого тестирования должны приходить максимум в течение суток. Только в этом случае носители смогут изолироваться до того, как начнут, не осознавая этого, массово заражать окружающих.

Организованное Роспотребнадзором тестирование с половиной ложноположительных и ложноотрицательных результатов привело к тому, что тысячи здоровых людей сидели на карантине, а тысячи больных заражали окружающих, пока не оказывались на КТ с 25-90% поражением легких. Родственники многих людей, которые во время эпидемии внезапно скончались от инфаркта или инсульта и вовсе не узнали, что стало реальной причиной смерти их близких.

Если можно назвать одно ведомство, которое несет наибольшую ответственность за упущенную эпидемию в России, а также за грядущие массовые заражения после снятия карантина и во время голосования по поправкам в Конституцию, то это отличающийся предельной некомпетентностью «Роспотребнадзор».

Смертельная пропаганда и индивидуальная ответственность

Не менее важная вещь — это сознательность и информированность населения. Российские федеральные каналы в этом смысле просто вредили людям. Все крупнейшие медийные «доктора»: Малышева, Мясников и Рошаль на протяжении полутора месяцев рассказывали всей стране, что SARS CoV-2 «не страшнее гриппа». Вместо того, чтобы объяснять, что это очень опасный вирус, с серьезными побочками, и что его распространяют бессимптомные носители, которые не кашляют и не чихают, а просто дышат или разговаривают.

Вместо того, чтобы донести серьезность проблемы и научить людей защищаться, их сознательно дезинфомировали. Огромное количество людей не подготовились к вирусу не только в эпидемиологическом, но и в экономическом и психологическом смысле.

Когда власти за два дня переобулись в воздухе и посадили людей на жесткий карантин, это привело к массовой фрустрации, распространению теорий заговора и других антинаучных теорий, а также к бытовым и экономическим проблемам людей, которые оказались неподготовленными к серьезной эпидемии.

Если суммировать, то коронавирус в России не побежден, и победы над ним не предвидится, потому что не решена ни одна из проблем:

  • У нас до сих пор нет нормального тестирования
  • Вместо не очень эффективного карантина нас ждет его полное снятие
  • Уровень понимания людей об опасности вируса и мерах защиты вырос незначительно и перекрывается усталостью от «режима самоизоляции» и экономических проблем, вызванных отсутствием помощи со стороны государства.

В России все еще отсутствует проактивное тестирование бессимптомников

Допуск частных лабораторий лишь незначительно повысил качество тестов. Врачи зачастую не знают, как правильно брать материал, а больные — как сдавать. Но самое главное — в России все еще нет расширенного тестирования людей без симптомов, без которого нельзя всерьез говорить об открытии экономики.

При этом надежды на «сезонный спад» не выдерживают никакой критики. Жаркая погода не мешает распространяться этому вирусу, отпуска не предвидятся, поэтому цепочки передачи не разорвутся. До выработки «коллективного иммунитета» Москве еще очень далеко, потому что по разным оценкам в Москве переболело от 4% до 12%.

Жара не мешает распространению коронавируса

Вирус действительно чувствителен к высокой температуре — при температуре выше 56 градусов он погибает в течение получаса. Но нам вряд ли стоит рассчитывать на такую температуру летом в Москве. О том, что лето не влияет на распространение, говорит и ход эпидемии в более жарких странах, таких как Индия и Бразилия.

Самое худшее, что можно сделать в этой ситуации — это снимать все ограничения и тем более проводить мероприятия, на которых будет происходить суперраспространение вируса, такие как военный парад и голосование по поправкам.

В общем, вы уже поняли — причины снятия карантина в данном случае сугубо политические.

Как защищается элита

О том, что эпидемия не закончилась, свидетельствует поведение представителей городских властей. Они знают о ситуации в городе и реальной опасности вируса, поэтому защищаются, как космонавты. Владимир Путин и вовсе продолжает сидеть в бункере и проводить онлайн-совещания.

Сергей Собянин на открытии торгового центра 1 июня. На нем респиратор 3M 9332 Aura самого высокого класса FFP3, перчатки и специальные защитные очки, чтобы частицы вируса не попали на слизистые глаз.
Председатель Мосгордумы Шапошников на Эхо Москвы. На нем респиратор 3M 8132 самого высокого класса защиты FFP3 и перчатки.

Стоит признать, что команда Собянина детально изучила, как распространяется вирус, и сейчас использует эти знания, чтобы сначала обеспечить хороший фон голосованию по поправкам, а затем списать новую волну заражений на граждан, которые «не мыли руки» и «не носили маски». В заражениях обвинят спортзалы и рестораны, а не голосование по поправкам. Это четко видно, если изучить порядок снятия карантинных мер.

В Администрации президента хотят, чтобы «в оставшиеся две недели россияне выдохнули после изоляции и пришли на голосование с нужным уровнем оптимизма». Чиновникам мэрии надо пройти «между Сциллой и Харибдой» — вселить оптимизм в горожан, но сделать это таким образом, чтобы новая волна заражений началась уже после голосования. Чтобы оно не проходило на фоне переполненных реанимаций.

Средний инкубационный период Covid-19 составляет шесть дней, максимальный — 14 дней. Поэтому сначала людям начинают возвращать те услуги, которые приводят к относительно небольшому распространению вируса.

С 9 июня в Москве:

  • отменяют самоизоляцию, пропуска и график прогулок, в том числе для пожилых и хронических больных;
  • начнут работать салоны красоты;
  • можно посещать кладбища;
  • снимаются ограничения по каршерингу.

С 16 июня в городе заработают:

  • стоматологии;
  • летние веранды кафе и ресторанов.

С 23 июня:

  • откроются  все оставшиеся кафе и рестораны;
  • фитнес-клубы и бассейны;
  • отменяются ограничения на работу детских садов.

То есть полное возвращение к «нормальной жизни» и открытие мест, в которых наиболее вероятны ситуации суперраспространения, произойдет за один день до парада и за два — до начала голосования по поправкам в Конституцию.

Волна заражений начнет проявляться 28-29 июня, когда голосование уже будет заканчиваться. Но полностью оценить ее масштаб мы сможем только через 2-3 недели, ближе к середине июля. В этот момент власти города скажут, что эксперимент по снятию карантина оказался неудачным, обвинят граждан и сферу услуг, и вернут большую часть ограничений.

Грустно, что Мэрия Москвы использует свои знания об инкубационном периоде и механизмах распространения вируса не для того, чтобы остановить эпидемию, а чтобы создать потемкинскую деревню из «вернувшихся к нормальной жизни» москвичей. Эта потемкинская деревня просуществует всего неделю — до голосования по поправкам. Но этого хватит для того, чтобы Владимир Путин таким образом оформил еще 16 лет на посту президента.

Что делать нам?

Во-первых, берегите себя: постарайтесь избегать людных мест и защищайтесь. Не участвуйте в потемкинской деревне. После нескольких месяцев карантина всем хочется верить власти, что эпидемия наконец-то закончилось. Но историческая память должна подсказать вам, что делать этого не стоит.

Во-вторых, продолжайте беречь людей из групп риска, помогайте им едой, лекарствами, оформлением документов. Сейчас государство будет делать вид, что эпидемия закончилась и бросит тех, кто больше всего нуждается в помощи.

В-третьих, информируйте близких, друзей и знакомых о реальной опасности, потому что государственные медиа будут делать ровно противоположное.

Узнавайте первым!

Подпишитесь на нашу рассылку. Получайте новые статьи первым. Без спама

Комментарии для сайта Cackle

Фальсификация защиты от коронавируса

Cледующая статья